Мужество и хладнокровие на грани… (снова об отпускании рукава)

САВЕЛЬЕВ О.В.

эксперт РКФ по рабочим качествам, инструктор, фигурант, член Бюро Президиума РСВНО до 2004 г.

Посвящаю эту статью нашей любимой немецкой овчарке, Шпильхоф Саре, скоропостижно умершей в дни её написания. Сарочка, мы будем по тебе скучать!

 

Уже который год на испытаниях и соревнованиях по IPO разного ранга в нашей стране чётко прослеживается одна тенденция: у подавляющего числа спортсменов есть проблемы с поведением их собак в укрытии и при отпускании рукава, что, на мой взгляд, имеет жёсткую взаимо-связь. Каждый новый спортивный год показывает, что проблема, к сожалению, не решается, и снова собаки кусают в укрытии и плохо отпускают.
 
Некоторое время назад была написана статья «Семнадцать мгновений игры. (Как научить собаку отпускать рукав)», которую ещё сейчас можно прочитать в Интернете. По этой статье бы-ло очень много откликов и возникло много вопросов в первую очередь у владельцев собак, кото-рые уже имеют опыт дрессировки и даже выступлений на соревнованиях. Несмотря на то, что упомянутая статья была посвящена лишь наиболее общим правилам обучения отпуску рукава, о чём было сказано, некоторые читатели пытались догматически им следовать и не всегда достига-ли успеха.
 
Это вполне объяснимо: в статье были изложены лишь наиболее общие принципы обучения отпуску рукава без учёта поведенческих особенностей конкретной собаки. Кроме того, были намеренно пропущены некоторые методические тонкости, за постижением которых надо идти на площадку к грамотному инструктору, а не только читать публикации.
 
Сразу хочу оговориться: тема непростая и объёмная, не терпящая подхода с «кавалерий-ским наскоком». Поэтому тем, кого она интересует, на некоторое время придётся забыть о весё-лом развлекательном дрессировочном чтиве.
 
Но, тем не менее, если есть проблема – её надо обсуждать и приходить к решению. Давайте попробуем поговорить об этом подробнее.
 
 

КАК ЭТО ДОЛЖНО ВЫГЛЯДЕТЬ НА ИСПЫТАНИЯХ

Укрытие

 
В соответствии с Правилами после динамичного обыска собака должна вбежать в укрытие, в котором находится помощник судьи (фигурант) и немедленно облаять его. Недопустимы хватки за рукав, «грязные покусы» (за ноги, в корпус), напрыгивание на фигуранта, толчки (как и каса-ние фигуранта вообще). За «грязные покусы» и «зависание» на рукаве собака снимается с вы-ступления, и для этого спортсмена испытания на этом заканчиваются. Одним словом, в укрытии собака должна только облаивать, и более ничего. Пристальное внимание обращается на такие особенности облаивания, как его немедленное начало при обнаружении помощника, агрессив-ность и напористость (гипнотизирование фигуранта «глаза в глаза»), ритмичность. Кроме того, обращается внимание на изменение ритма облаивания при отвлечении на судью или проводника до отзывающей от помощника команды «Рядом!». Важный момент: именно демонстрируемая ритмичность облаивания вместе с его агрессивностью и напористостью даёт картину общей уве-ренности, твёрдости животного, что, безусловно, высоко ценится.
 

Отпуск рукава

Об отпускании рукава, на мой взгляд, неправильно рассуждать в отрыве от самой хватки, которая должна обладать определёнными качествами. Она должна быть полной и объёмной (укус должен производиться полной пастью, на весь её объём, а не только передними резцами; под дав-лением фигуранта глубина изменяться не должна, т.е. собака не должна «съезжать» с рукава), максимально спокойной (без «поджёвывания» или остервенелого трепания), а также сильной. Все эти параметры хватки ни в коем случае не должны оставаться без внимания ни на тренировках, ни на испытаниях и соревнованиях.
 
Непосредственно отпускание фигуранта по команде проводника должно быть также уве-ренным, спокойным и быстрым. В идеале демонстрируется осознанное желание именно разжать челюсти и отпустить, а не постепенное сползание с рукава с рыками и трепками.
 
Особенное значение придаётся поведению животного после того, как фигурант по команде отпущен. Собака должна немедленно перейти в фазу охраны, находясь прямо перед помощником, в любое мгновение готовая атаковать в случае его побега или нападения и при этом опять-таки быть уверенной, собранной. Следует помнить, что облаивание не в укрытии не оценивается (это ни плохо, ни хорошо). Собака, находясь в фазе охраны не в укрытии, может лаять или просто молча бдительно следить за помощником. Отвлечение на судью и проводника, попытка схватить или даже кратковременная хватка при подходе последнего также негативно скажется на оценке. Трудный отпуск не по первой команде, напрыгивание на фигуранта, ориентировочное поведение в фазе охраны, «грязные покусы», покидание поля, отправление естественных надобностей или атака судьи (и такое бывало!) – это, я думаю, обсуждать нет смысла. Данные курьёзы можно отне-сти к неуверенности собаки или недостаткам в управлении, что влечёт серьёзное снижение оцен-ки или даже снятие с испытаний.
 

КАК ЭТОГО ДОБИТЬСЯ

«У моей собаки уже есть IPO, то есть – слушается. Пора потравить её на «Шутцхунд»…»
(Из телефонного разговора)
 
* * *
 
Изложенная ниже методика – не догма. Вероятно, есть и другие способы решения проблемы поведения собаки в укрытии и отпускания рукава. Проанализировав значительное количество печатных и видео пособий, записей семинаров ведущих тренеров Европы и Америки, к сожалению, приходится прийти к выводу, что за рубежом всё так же, как и у нас: где два инструктора – там три точки зрения. Предлагаются разные методы дрессировки и коррекции ошибок, но, согласитесь, всегда очень много непонятного. И вот почему.
 
Зачастую так называемая учебная видеокассета по сути таковой не является, а представляет собой в значительной степени рекламную акцию соответствующей дрессировочной школы. Посмотрев её, кажется, что всё понятно. Но когда начинаешь делать то же самое на тренировке, то выявляются так называемые белые пятна, пробелы в логике, и всё рассыпается. Как это ни печально, но факт: не все хотят выдавать секреты мастерства.
 
На семинарах и того круче. Один спрашивает у заморского «мэтра», в какой руке держать мячик и «зачем в «шитцхунде» бьют собак палкой на защите», другой – о вариабельности пищевого подкрепления на следу и способах достижения лучшей управляемости в защите на уровне IPO-3, а третий – просто тусуется и просит автограф. В итоге у некоторых гостей банально «закипают мозги», они не знают, что и кому рассказывать и показывать. Иногда это превращается в некое подобие шоу, где маститый иллюзионист от дрессировки показывает сомнительные фокусы с бусами нам – папуасам. А мы восторгаемся; так нам и надо!.. Пора начинать с уважением относиться к себе и к своим мозгам. Кстати, один из таких фокусов, когда фигурант сам дёргает за «строгач» собаку, висящую у него на рукаве, принуждая её отпустить, и выполнить команду «Aus!». Об этом «революционном» методе обучения собак отпускать рукав я скажу отдельно позднее.
 
Одна из самых «честных» обучающих кассет – это, на мой взгляд, программа Хельмута Райзера. Но и здесь много непонятного (особенно новичкам), так как даже в такой серьёзной работе, как его пособие, невозможно рассказать обо всём абсолютно. Кстати, как и в этой статье…
 
Предлагаемая ниже программа по обучению собаки и проводника некоторым аспектам защитной службы используется мною и некоторыми моими коллегами около четырёх лет, пока абсолютно себя оправдывает и не даёт сбоев. Надеюсь, так будет и дальше.
 
* * *
 
Основное в решении проблемы укрытия и «Aus!» – это уверенное поведение собаки перед фигурантом в фазе охраны. Это, несомненно, общее и для укрытия и для отпуска рукава в поле.
 
• Поведение собаки в укрытии и после отпуска рукава в фазе охраны является едва ли не самым важным критерием в оценке защитной службы, т.к. она, подвергаясь огромным психоэмоциональным нагрузкам, вынуждена значительное время балансировать на зыбкой грани между необходимостью ждать, охранять, облаивать и огромным желанием атаковать. Вдумайтесь, что проще - пять минут на надрыве ругаться с оппонентом, не ограничивая себя в выражениях, каждую секунду ожидая драки, или сразу перейти к действиям, «разрядить» обстановку?!.. С точки зрения психофизиологии в данном случае животное тестируется на способность выдерживать психоэмоциональные нагрузки, которые возникают при наличии явной возможности и огромного желания к атаке, хватке и одновременном присутствии специально выработанного инструментального внутреннего поведенческого тормоза, не позволяющего эти мотивации реализовать. Короче, как в рекламе, где один мальчишка, засекая «рекорд вкуса», дразнит приятеля, поставив перед ним пакет с вкусными сухариками: «Сухарики, Петров! С грибочками, Петров! С помидорчиками!..»
 
С точки зрения обучения: стоящий без движения помощник для собаки должен стать ТАБУ, т.е. его трогать и нельзя и нет смысла. С точки зрения психологии животного: неподвижный помощник – временно недосягаемая в силу формальных Правил добыча, которую необходимо вспугнуть, «выдавить» облаиванием из «логова» (укрытия) или, затаившись в засаде (в случае отпуска рукава в поле), выждать её движения. Стоит отметить, что «вспугивание добычи» из укрытия, т.е. настойчивое, агрессивное требование хватки характерно только для первоначального этапа обучения работы в укрытии. Вы увидите по-настоящему классное облаивание только тогда, когда произойдёт так называемое смещение мотивов (или мотиваций), т.е. когда само облаивание (а не последующий за ним рукав) станет для собаки желанным результатом. Проще говоря, ей должно понравиться нагло и уверенно облаивать человека, тем самым, доминируя над ним. Если есть сомнения, что это может понравиться собаке само по себе (не за подачку в виде рукава), понаблюдайте за поголовно недрессированными, лохматыми и не очень «охранниками» дачных участков или уж совсем не имеющими представления об IPO и всяких там рукавах и хватках дворняжками, охраняющими гаражи – упомянутые сомнения отпадут.
 
Кроме того, хочется заранее упомянуть об одной проблеме, которая занимает умы очень многих инструкторов и фигурантов, внушая им определённые опасения при выработке навыка отпуска рукава и ухудшения в связи с этим качества хватки. На мой взгляд, эти опасения проистекают из отечественных традиций ЗКС, где команда «Фу!» была запрещающей и рассматривалась в качестве сигнала, прекращающего нежелательные действия. Действительно, при неоднократной подаче такой команды после атаки собака начинает хуже кусаться, т.к. ей это банально запрещают делать. В IPO данная команда подаётся как временно приостанавливающая действия собаки и, соответственно, этот навык должен вырабатываться по-другому.
 
Поведение правильно выдрессированной собаки на защите (и не только) напоминает маятник часов, который, зависая в крайних верхних точках, не останавливается совсем, а лишь на мгновение, для того чтобы накопить энергию для следующего маха. Так собака с правильно сформированным защитным поведением после команды к отпуску фигуранта не теряет боевой агрессивный настрой, а просто трансформирует его в иное охранное поведение, не теряя энергии к последующей атаке, а наоборот, мощно накапливая её.

Отпуск рукава

Всё начинается с фазы игры со щенком-подростком, подробно описанной в уже упоминавшейся статье «Семнадцать мгновений игры». В дальнейшем, когда к занятиям с повзрослевшей собакой подключается посторонний человек – фигурант, правила в некоторой степени видоизменяются.
 
Начиная разговор о защите и, вспомнив о фигуранте, позволю себе цитату из книги К.Ф. Дьюет и Дж. Дьюет «Собака – защитник дома и семьи» (Москва, Центрполиграф, 1997 г., стр. 166).
 
«Его задача – пробудить у собаки охотничий инстинкт и в тоже время полностью раскрыть её защитные способности. Нужны годы, чтобы по-настоящему овладеть этим искусством. Не так-то просто суметь настроить собаку на работу и вызвать определённую реакцию с помощью определённых телодвижений и жестов. Эта профессия сродни профессии актёра. Такой человек должен вовремя заметить, что собака вот-вот готова отступить (при низком уровне уверенности в себе). Он должен довести собаку до пика возбуждения, а затем вовремя закончить приём, прежде чем она вздумает «сдаться». Он должен всё это воспринимать интуитивно. Научить этому нельзя, это можно только чувствовать…».
 
Как фигурант со стажем, готов подписаться под каждой буквой в этой цитате. В связи с этим вспоминаются слова одного стажёра, которому показывали работу с собакой на привязи через агрессию: «Это почти ГИТИС!» Уважаемые коллеги, через длительную и кропотливую игру с мячом, тряпкой, жгутом и даже рукавом мы можем дать собаке только азы, начальную школу. Без этого нельзя. Но если мы хотим добиться серьёзных результатов, то в дальнейшем на послушании – жёсткие, но точные и своевременные механические воздействия (скорее всего хорошим импортным «строгачом»), а на защите – очень серьёзная агрессия и мощная хватка.
 
Если фигурант в работе с собакой начинает формировать элементы агрессивного поведения, он должен начать играть не тряпкой, жгутом или рукавом, а проще выражаясь, собой. То есть, игра с предметом должна перерасти в игру ролевую (примеры игр с распределением ролей – «наши – фашисты», «ковбои – индейцы», «казаки – разбойники»). Игра с фигурантом – это «хищник – жертва», где жертва – это естественно фигурант. Движения его должны быть быстрыми, резкими, но пластичными и напоминать вспугиваемую дичь. И если мы, например, говорим «фигурант отскочил», то это должно быть сделано резко, быстро, как бы с испугом. С эмоциональной точки зрения фигурант должен напоминать «жулика, застигнутого при попытке совершения мелкой пакости» (!). Вот где мастерство сродни актёрскому! И чем жёстче и агрессивней по отношению к собаке становится фигурант от занятия к занятию, тем больший восторг вызывают у неё его испуги и отскоки.
 
Все действия фигуранта должны быть точны и его позы, мимика, жесты - ясны собаке. Всё подчинено одновременно двум правилам – «научи» и «не навреди», поэтому не стоит делать того, в чём не уверен. Обучение всегда начинается с очень умеренного возбуждения, в достаточно уравновешенном «собачьем» расположении духа. Итак…
 
1. Фигурант со жгутом добивается заинтересованного отношения к себе и жгуту и да-ёт его схватить; после очень спокойной, несколько ленивой игры-борьбы на натяну-том поводке отдаёт его.
 
2. Проводник с собакой на поводке убегает от фигуранта, помогая собаке на хорошей скорости унести жгут-добычу; эта пробежка со жгутом должна длиться около 30-40 секунд для того, чтобы развить в собаке самооценку («Это моя добыча, я её добыл и несу, значит я силён и горжусь этим!»), успокоить и избежать возможного поджёвывания рукава (когда бежишь – жевать некогда и приходиться сильней сжать зубы). С некоторыми собаками приходится бегать с рукавом быстрее и дольше, т.к. они никак не могут успокоиться.
 
3. По сигналу руководителя занятия проводник продолжает бежать, но уже в сторону фигуранта; при приближении к нему проводник держит поводок короче, располагая бегущую собаку у своей левой ноги, и останавливается фронтально, прямо перед фигурантом.
 
4. Мгновенно после остановки проводник громко, ясно, в повелительной интонации подаёт команду «Дай!» («Фу!», «Aus!») и даёт короткий ощутимый рывок удавкой или, при необходимости, строгим ошейником (заранее на собаку надевается мягкий широкий кожаный ошейник с поводком около полутора метров и одновременно – максимально тесная удавка или правильно подогнанный строгий проволочный ошейник с при-стёгнутой на карабине маленькой петлёй-водилкой, которая до поры свободно болтается на собаке); если собака от природы очень сильная с выраженными собственническими и охотничьими реакциями и не отпускает, громко подаётся ещё одна команда, за которой следует серия очень сильных рывков; после того как собака выпустит жгут, и он упадёт под ноги фигуранту, сразу подаётся команда «Сидеть!» («Sitz!»), которую собака уже должна знать заранее.
 
5. Фигурант, не провоцируя собаку на охрану жгута робкими, вкрадчивыми движени-ями, напротив спокойно, уверенно и не слишком быстро забирает лежащий жгут, не сходя с места и избегая лишних движений корпусом; пока фигурант забирает жгут, проводник контролирует собаку постоянно повторяемой в спокойной интонации командой «Сидеть!» («Sitz!») и имеет наготове удавку с прослабленной петлёй-водилкой. Если в результате неуверенного контроля проводника собака не дала взять жгут и схватила его, не позволив фигуранту выпрямиться, то он должен отпустить жгут, и всё тут же повторяется, начиная с команды «Дай!».
 
6. Фигурант выпрямился, опустив поднятый с земли жгут в нерабочее положение у левой ноги (кто работает с рукавом на правой руке – к правой ноге), и дожидается взгляда собаки «глаза - в глаза», провоцируя её на это негромкими, непривычными звуками (шипение, пощёлкивание языком и т.п.); добившись такого взгляда, фигурант даёт собаке сделать хватку в жгут, провоцируя её на это его быстрым поднятием в рабочее горизонтальное положение на уровень пояса и в некоторой степени отскакивающим движением корпуса чуть назад, от собаки. Далее следует очень короткая (5-7 секунд) спокойная игра-борьба, где инициатива явно отдаётся собаке (собака за жгут тащит фигуранта, работая спиной, а не наоборот).
 
7. После короткой борьбы фигурант отдаёт собаке жгут, опять следует пробежка и всё повторяется ещё минимум 3-4 раза.
 
8. Когда руководитель занятия решит, что количества повторов достаточно, фигурант и проводник при очередном подносе собакой жгута фигуранту делают следующее. Как только собака, отпустив жгут, сядет перед помощником, позволит ему взять жгут и посмотрит ему 3-4 секунды в глаза (это время от занятия к занятию должно увеличиваться до 7-8, а может и до 10 секунд), фигурант, предварительно предупредив проводника (например, «Отскочу!»), отскакивает назад. Делается это так же, как будто бы он даёт собаке возможность сделать хватку, но более интенсивно назад с тем, чтобы собака его не достала. Проводник контролирует длину поводка, придерживая его так, чтобы застраховать отскакивающего фигуранта от покуса. Далее, фи-гурант возбуждает собаку активными пробежками мимо неё со жгутом и убегает, а затем по его команде собака для психоэмоциональной разрядки отпускается с поводком проводником по команде «Фас!» на задержание убегающего приблизительно на 50-60 шагов. После атаки жгут отдаётся практически без борьбы, проводник подзывает к себе собаку, 2-3 секунды играет с ней с тем же жгутом, который она принесла, бурно хвалит и, не забирая жгут, на поводке уводит отдыхать.
 
9. В дальнейшем любое занятие по защите всегда должно включать в себя определённый ритуал: если необходимо чтобы собака укусила фигуранта, этому обязательно должна предшествовать позиция «гипноз глаза – в глаза» сидя перед фигурантом необходимое время (от 3-4-х до 10 секунд), а далее – по плану. То есть либо хватка сразу, либо отскок и возбуждение.
 
10. Если собаке требуется давать очень серьёзное возбуждение и развивать агрессивность, чтобы не испортить навык выдержки перед фигурантом и умение отпускать рукав по команде чрезмерным желанием борьбы, необходимо учитывать следующее.
 
 Проводить занятие по защите на сильном возбуждении и развивать серьёзную агрессивность можно только со сформировавшейся взрослой собакой, т.е. никак не ранее 1,5-2-х лет от роду.
 
 Все вышеперечисленные правила должны быть сохранены, т.е. собака возбуждается и вызывается на агрессию только после выполнения первой половины п.8 и отскока фигуранта. После такого сильного напряжения делается разгрузочный пуск на задержание убегающего (см. п.8).
 
 Честно говоря, если Вы начинаете поднимать агрессию собаки на серьёзный уровень и только собираетесь заняться отпуском рукава, то у Вас большие проблемы. Проблемы и в дрессировочном процессе и в понимании его, как такового! На этом этапе обсуждаемый навык должен быть уже в целом сформирован. А на момент формирования агрессивного поведения он просто должен быть более жёстко подтверждён серьёзным механическим воздействием, как приказ старшего или, если хотите, воля «вожака».
 
 

Некоторые теоретические тонкости

 
* * *
 
Хочу сразу предупредить: здесь пойдёт речь о сугубо научных вещах, которые интересуют не каждого. Правда от этого значение таких наук, как психофизиология и зоопсихология для дрессировки не становится скромнее. Но, тем не менее, некоторые могут эту часть не читать и… вероятно, ничего страшного не случится.
 
* * *
 
Когда речь заходит о вознаграждении собаки (научно выражаясь, о подкреплении необходимых действий или даже поведения), дрессировщики чаще всего говорят об утолении какой-либо естественной потребности животного. Например, это может быть потребность в пище, питье (в жаркий день миска с водой в конце следа, проложенного при помощи сухого корма) в социальном общении (ласка и одобрение хозяина) и, потребность в двигательной активности (после длительного нахождения в вольере – игра) и т.п. Таким образом, реализация естественных потребностей и является положительным подкреплением. Оказывается, это верно лишь отчасти.
 
Путём сложных исследований учёными было выяснено, что утоление потребностей явля-ется лишь промежуточным подкрепляющим звеном, вызывающим положительные эмоции. Именно положительные эмоции и являются основным подкрепляющим фактором в обучении.
 
«Именно получение желательных, эмоционально положительных стимулов или устранение нежелательных, эмоционально отрицательных, а не удовлетворение какой-либо потребности служит непосредственным подкреплением при обучении» («Основы психофизиологии», Отв. ред. Ю.И. Александров, Москва, ИНФРА-М, 1998 г., стр. 149). А утоление потребностей является всего лишь способом вызвать положительные эмоции.
 
Если, как мы видим из процитированного определения, положительные эмоции возникают у животного при получении эмоционально положительных, приятных стимулов и при устранении (или возможности избежать) эмоционально отрицательных, неприятных стимулов – то всё становится на свои места. Кстати, возникающие положительные эмоции, как ответ на удачное избегание болевых или иных неприятных ощущений, особенно остры и значимы. Это объяснимо, т.к. для любого существа гораздо большей удачей является сохранение жизни в опасной ситуации, а не утоление пищевых, игровых или иных мотиваций. Если есть сомнения, попробуйте сравнить свои положительные эмоции, которые, вероятно, могут быть испытаны при поедании экзотического фрукта или своевременном убирании буквально в последнюю секунду руки из-под бензопилы «Дружба».
 
 Кстати, в связи с этим можно прийти к любопытному заключению. Дрессировщики давно пользуются терминами «положительное подкрепление» и «отрицательное подкрепление». Если с первым – всё более или менее ясно, то вопрос с отрицательным подкреплением не так однозначен. Под отрицательным современная отечественная дрессировка понимает подкрепление неприятными воздействиями, т.е. механическими и иными, вызывающими отрицательные эмоции. Однако, как мы помним из сугубо научного источника, подкреплением могут быть только положительные эмоции. Но ведь собака не может страдать поведенческими отклонениями мазохистского характера и испытывать удовольствие от болевых механических воздействий. Таким образом, в данном случае сами неприятные механические воздействия не могут быть подкрепляющим фактором! Так почему же собака, тем не менее, обучается, например, движению по команде «Рядом!» при помощи рывков? Потому что у неё возникают положительные эмоции при избегании неприятных воздействий выполнением необходимых действий (см. определение подкрепления выше). Именно эти положительные эмоции, возникающие при избавлении от неприятного стимула, и служат подкреплением. А сами отрицательные воздействия я бы скорее назвал отрицательным наталкиванием на нужный нам результат, но не подкреплением.
 
* * *

Отпуск рукава (далее)

Попробуем логически изложить применение этих закономерностей при обучении собаки отпускать рукав в форме конкретных рекомендаций. Для удобства при необходимости будет использована нумерация технических приёмов, указанных в данной статье.
 
В начале формирования навыка отпуска рукава собака должна работать на среднем уровне возбуждения. Выполняя обучающие упражнения, перечисленные в упоминавшейся статье «Семнадцать мгновений игры» нет необходимости прибегать к серьёзной механической корректировке. При небольшом уровне возбуждения собаке просто совладать со своими эмоциями и отпустить жгут, если ей за это его дадут схватить через небольшой промежуток времени. В данной ситуации результатом (подкреплением) совершённого действия становится возможность дальнейшей хватки, которая явно более интересна, т.к. в этом случае с ней начинают играть, а при подаче команды отпустить предмет не двигается и, таким образом, менее интересен.
 
Когда в дело вступает фигурант, возбуждение животного нарастает, и потребуются механические воздействия (п.4).
 
 Стоит немного сказать о характере этих воздействий. Уважаемые коллеги, пожалейте своих собак! Слабое, нерешительное, как бы жалеющее воздействие, продиктованное ложной жалостью, порождает у собаки надежду на безнаказанное невыполнение команды и вызывает необходимость мучить собаку, нервируя её раз за разом неприятными и не очень сильными отрицательными стимулами. Кроме того, в определённых ситуациях собака уже будет знать, что будет, например, принуждающий, рывок поводком средней силы, который можно перетерпеть и повернуть ситуацию в удобную для неё, а не для проводника, сторону. В результате, в момент непосредственно предшествующий рывку собака внутренне мобилизуется, готовясь к противостоянию с проводником. В лучшем случае это приводит к «заклиниванию» на жгуте (рукаве) с опусканием головы (собака как бы прячет предмет от фигуранта и проводника, опуская голову), в худшем – активный протест в форме атаки проводника в ответ на воздействие. В дальнейшем приходится наращивать силу воздействия, и проблема может усугубиться. Твёрдо убеждён: нет ничего более мучительного для собаки и вредного в дрессировке, чем слабые, нерешительные и частые отрицательные воздействия. Такое отношение, продиктованное ложной жалостью, нервирует животное, выводит из себя, давая всему дрессировочному процессу эмоционально негативную окраску. Воздействие при обучении отпускать рукав должно быть уместным, быстрым, достаточно сильным и несколько обескураживающим (но не пугающим). И главное: Вы точно должны знать, что сделаете сразу после этого воздействия при нескольких вариантах развития событий. Решительные, быстрые, волевые действия (а не уговоры) проводника не оставляют собаке надежду на то, что ей потрафят и оставят в покое и не дают времени на раздумья в поисках иных путей, более выгодных лохматому хитрецу. Предлагается только один единственно верный выбор: не пытаться протестовать против лидирующей роли проводника-вожака, а «расслабиться и получать удовольствие», тем более что ни к чему страшному и неприятному собаку не принуждают, и она очень скоро и охотно примет эти новые правила.
 
Интересный момент: механические воздействия оказываются на собаку только при выполнении п.4 при подаче команды «Дай!» («Aus!») и может быть «Сидеть!». Все остальные десять пунктов – сплошное удовольствие для собаки. Поэтому точная кратковременная механическая корректировка не «задавит» собаку психологически и не испортит общего отношения к занятию так же, как одно кислое яблоко не испортит удовольствия от поедания целого пакета вкусных сладких яблок.
 
Если мы пытаемся объяснить происходящее при выполнении всех указанных методических пунктов, надо хотя бы в общем определиться в логическом построении системы отрицательно наталкивающих (принуждающих) стимулов и положительных подкреплений, вызывающих позитивные приятные эмоции.
 
 Команда «Дай!» («Aus!») (условный сигнал) – потребовался рывок (отрицательно наталкивающий, принуждающий безусловный стимул, п.4) – отрицательные эмоции после рывка – жгут отпущен и брошен под ноги фигуранту (требуемая реакция) - фигурант, соблюдая все закономерности (п.п.5,6), даёт хватку в жгут – положительное подкрепление, т.е. компенсация отрицательных эмоций положительными после хватки и радостной пробежки со жгутом вместе с хозяином.
 
 Команда «Дай!» («Aus!») (условный сигнал, предупреждающий о возможных отрицательных воздействиях) – жгут отпущен (требуемая реакция) - положительное промежуточное подкрепление (возникли положительные эмоции, т.к. удалось избе-жать рывка) – охрана-ожидание «глаза в глаза» - отрицательно наталкивающий всё время повторяющийся сигнал «Сидеть!» при необходимости с рывком - отрицательные эмоции после сигнала «Сидеть!» с рывком – хватка в жгут (п.п. 5,6) - положительное подкрепление, т.е. компенсация отрицательных эмоций положительными после хватки и радостной пробежки со жгутом вместе с хозяином.
 
 «Дай!» («Aus!») (условный сигнал, предупреждающий о возможных отрицательных воздействиях) – жгут отпущен (требуемая реакция) – положительное промежуточное подкрепление (возникли положительные эмоции, т.к. удалось избежать рывка) - охрана-ожидание «глаза в глаза» (требуемое поведение) - снова положительное промежуточное подкрепление (возникли положительные эмоции, т.к. удалось избежать рывка) - хватка в жгут (п.п. 5,6, также требуемое поведение, тренировка контратаки) - положительное подкрепление, т.е. компенсация возможных отрицательных эмоций положительными после хватки и радостной пробежки со жгутом вместе с хозяином.
 
Мы разобрали данную методику с научной точки зрения, используя систему понятий «условный сигнал» (команда), «отрицательное наталкивание» (принуждение механическим воздействием), «положительное подкрепление» (возникновение положительных эмоций в результате достижения приятного желаемого результата или при избегании неприятных воздействий, отрицательного наталкивания нужным нам поведением). Хотелось бы отметить, что, как видно из вышеуказанных логических построений, всё упражнение разбивается на три подраздела: отпуск по команде, охрана, контратака.
 
Навык можно считать выработанным, когда происходит смещение мотивов (я об этом уже писал в случае с облаиванием) и непосредственно само отпускание предмета и сама охрана «глаза в глаза» становятся желаемым результатом и положительным подкреплением, а невозможность это сделать – отрицательным. Наступление этого момента зависит только от количества занятий и от способностей конкретной собаки к обучению.
 
* * *
 
Но это всё сухой язык теории. На практике необходимо учитывать зависимость силы и времени механических воздействий от особенностей конкретной собаки. И если отрицательно наталкивающий рывок так негативно действует на собаку даже при наличии массы положительно эмоционально компенсирующих факторов, то собака излишне ранима. То есть для неё это та самая «ложка дёгтя в бочке мёда», которая абсолютно всё портит. Такую ранимую собаку не имеет смысла дрессировать на защиту и, вероятно, давать возможность участвовать в разведении.

Укрытие

Приступать к этой очень важной части работы вплотную не стоит, пока на открытом месте собака не научится правильно отпускать рукав и комфортно чувствовать себя перед фигурантом в фазе охраны. Если у собаки в обычной жизни нет особых страхов (например, громкие звуки, собаки, люди и.п.), нет необходимости специально приучать её к укрытию, кормить её там, делая эту «палатку» чуть ли не её вторым домом. Нужно помнить, что укрытие может быть логовом потенциального противника-фигуранта. Поэтому собака не должна сразу себя чувствовать в укрытии хозяином положения. Это необходимо по следующим причинам.
 
 Полностью адаптируя собаку к укрытию до работы с фигурантом, мы выключаем у неё очень важную черту хищника - осторожность перед жертвой, загнанной в угол, которая в данной ситуации может быть опасна. А эта реакция, очевидно, очень важна. Уже на первых пусках в укрытие у собаки будет выработан условный специфический внутренний тормоз, который будет напоминать ей о здоровой настороженности и уважении к противнику и не позволять после пуска в укрытие сразу кусать фигуранта. Пока собака освоиться с фигурантом в укрытии, и начнёт себя чувствовать увереннее, доминируя над ним, этот условный тормоз, играя роль отрицательного наталкивания (естественного принуждения), позволит оформиться навыку посадки и облаивания в укрытии.
 
 Ситуация с укрытием, играющим роль логова, создаёт ситуацию несовпадения желаемого результата (хватки) и действительного, т.е. возможности его осуществления. Кроме того, она провоцирует дополнительную напряжённость в отношениях фигуранта и собаки. Возникающие в силу этого бурные отрицательные эмоции, сходные с человеческим возмущением, выплёскиваются в нужном нам облаивании, чем уже частично компенсируются. Дальнейшая компенсация происходит хваткой, которую даёт собаке фигурант, отскакивая вглубь укрытия (испуг!) и позволяя собаке себя оттуда вытащить.
 
 Возникающая раз за разом на занятиях ситуация с укрытием учит собаку выходить победителем из не совсем комфортной для неё ситуации, владеть собой в состоянии, близком к стрессовому, и выковывает из неё настоящего бойца.
 
Нет смысла подробно описывать «хитрые» приёмы обучения облаиванию в укрытии, так как… по сути их нет. Самое важное – это правильно научить собаку отпускать рукав и не лишать её толики настороженности в укрытии. Что же касается спокойного отношения собаки к подходящему проводнику или судье во время охраны в поле или облаивания в укрытии, то здесь есть некоторые тонкости.
 
Во время тренировок проводник может начать подходить к собаке, находящейся в фазе охраны в укрытии или в поле, выполняя определённые правила. Это необходимо, чтобы избежать оглядывания на проводника, хватки при подходе и другого негативного поведения.
 
 Подходить к собаке можно начинать только в укрытии и только тогда, когда навык облаивания уже близок к желаемому. В данной ситуации собака жёстче сконцентрирована на фигуранте и риск влияния подхода проводника меньше.
 
 Проводник должен подходить спокойно, как бы просто гуляя, стараясь не обращать на себя внимания собаки. Приблизительно в двух-трёх метрах от облаивающей собаки проводнику следует спокойно ходить сзади облаивающей собаки лицом к фигуранту, давая животному на короткий промежуток времени себя заметить то слева, то справа. Неподвижно стоять прямо за собакой очень нежелательно! Это, как правило, вызывает у собаки ненужное напряжение и, как следствие, ненужное волнение, нервозность и ошибки (оглядывание на проводника, отскоки в сторону, хватки).
 
 На первоначальном этапе (особенно!) нельзя специально обращать на себя внимание ни резкими нарочитыми движениями, ни ободряющими команда-ми или похвалами. Необходимо просто приучить собаку к своему присут-ствию и не обращать на себя внимание.
 
 В дальнейшем можно спокойным голосом хвалить облаивающую собаку, доказывая этим отсутствие «коварных» замыслов и как бы объясняя собаке, что вы заодно, т.е. вместе против фигуранта. Начинать похвалу лучше издалека, подходя к собаке, как бы заранее предупреждая лохматого бойца о своём приближении и давая ему время привыкнуть и адаптироваться к Вашему присутствию. Начав хвалить собаку, необходимо очень внимательно следить за её поведением и при появлении малейших признаков волнения прекращать приближение.
 
 Когда в облаивании собаки будут устойчиво выработаны агрессивность, напористость и, что особенно важно, длительность и ритмичность, провод-ник может, подходя к собаке, присесть сзади и немного сбоку (лучше справа от собаки) и хвалить собаку голосом, а также ободряя её оглаживанием и охлопыванием по бёдрам, крупу и спине. Если в этой ситуации собака не показывает нервозности и недоверия к проводнику, не пытается укусить фи-гуранта, продолжая уверенно облаивать, значит, задача практически выпол-нена.

Анализ наиболее часто встречающихся заблуждений (ответы виртуальному оппоненту)

Давайте попробуем с обозначенных выше позиций проанализировать некоторые дрессировочные приёмы по обучению отпуску рукава и работе в укрытии, которые используются в настоящее время в дрессировочной практике у нас в стране. Вероятно, полезно в некоторых случаях такой анализ давать в форме ответов на вероятные вопросы виртуального оппонента (поверьте, их столько раз задавали коллеги-спорщики, что все они известны наперечёт).
 
1. «Сначала надо научить кусаться по-настоящему, а потом учить отпускать рукав и не кусать его в укрытии». Тактическая ошибка в обучении, вероятно, проистекающая из старых «ЗКС»-ных опасений отучить кусать собаку запрещающей командой. Об этом в статье уже упоминалось ранее.
 
2. Собаке дают укусить рукав, с которого проводник сдёргивает собаку рывком по-водка после остановки фигуранта, предварительно подав команду «Дай!» («Aus!»). Если мы не ставим перед собой цели добиться чистого отпуска, т.е. работаем только на диплом, а не на высокий результат, то при точной работе проводника и фигуранта результата добиться можно. Но… В момент борьбы, т.е. непосредственно вися на человеке, собака возбуждена, вероятно, нервничает, т.к. она предпринимает агрессивные действия в отношении человека. И даже если нам кажется, что мы её сильно не возбуждаем и просто играем, то это так лишь отчасти. В качестве примера: сравните отношение молодой собаки в начале защитной дрессировки к рукаву, который фигурант держит обеими руками, или который уже одет на руку. В первом случае он вряд ли сильно отличается от отношения к тряпке или жгуту. А вот во втором… Механические воздействия в состоянии борьбы, возбуждения прямо на человеке очень не желательны для достижения чистого, хорошего результата. Собака, конечно, может справиться с такой эмоциональной перегрузкой. Правда, на моих глазах часто всё это заканчивалось либо «заклиниванием» на рукаве, либо очень медленным, нервным отпуском, со сползанием, злобным рыком и трепками. Неоднократно приходилось видеть, как эту нервозность собака изливала на фигуранта в «грязных покусах», кусая его за ноги, в пах после отпуска рукава.
 
3. После подачи проводником соответствующей команды фигурант сам стимулирует собаку к отпусканию, т.е. даёт рывок или оказывает иное механическое воздействие на собаку. Этот «фокус» из года в год нам пытаются показывать на семинарах некоторые «учителя» из Европы (об этом я упоминал ранее). Фокус эффектный, но очень опасный и вредный с точки зрения понимания защитной службы. Казалось бы, всё логично: сигнал «Дай!», механическое воздействие, вознаграждение рукавом. Но это только с точки зрения человека, воспринимающего собаку, как физиологическую модель, биоавтомат. Но ведь они ещё и чувствуют! Дело в том, что от занятия к занятию мы приучаем собаку противостоять фигуранту, бороться с ним, не обращая внимания на его толчки, угрозы, удары. Более того, очень скоро собака воспринимает эти правила таким образом, что в ответ на подобные воздействия фигуранта она только сильнее мобилизуется, активнее борется и сжимает челюсти. А теперь позвольте мне задать один вопрос. Вы всерьёз думаете, что собака не видит, не чувствует и не понимает, что при этом «фокусе» за строгий ошейник или удавку дёргает сам фигурант? Надеюсь, нет! С её точки зрения – это просто ужесточение тех же правил, и поэтому она только сильнее начинает сопротивляться. Если же фигурант с упорством, достойным лучшего применения, раз за разом причиняет ей боль, пытаясь добиться отпуска по команде проводника (!), то он вызывает у неё только раздражение, злобу с истерикой. «Противник, как обычно, мне сопротивляется; я его не боюсь и сильнее кусаю, но победить, как раньше, почему-то никак не удаётся». Самое лучшее, чего можно добиться в данном случае, что фигурант психологически подломит собаку, и она будет отпускать, но только его и только находясь на этой площадке. Всем известно, что «танцует только тот, кто заказывает музыку», и заставлять собаку что-либо сделать может только проводник.
 
4. Похожие проблемы по тем же причинам возникают в том случае, когда фигурант, пытаясь отучить собаку сразу кусать в укрытии, жёстко пресекает её попытки это сделать болевыми воздействиями, ударами. Итог – собака в ярости и буквально «жрёт» фигуранта за рукав, ноги, корпус или … может продемонстрировать что-то похожее на требуемое, но только на этой площадке и только с этим «страшным» фи-гурантом.
 
5. После просмотра некоторых обучающих кассет некоторыми инструкторами практикуются постоянные пуски собаки фронтально в открытое укрытие (как в лобовую атаку, но с той лишь разницей, что вместо укуса собака должна сесть и облаять) на каждом занятии. Это очень хорошее упражнение, вырабатывающее у собаки большую смелость и позволяющее достичь более плотного (близкого к фигуранту) облаивания. Не стоит забывать, что лучшее – враг хорошего. Если переусердствовать, то вместо смелости мы добьемся наглости, и собака перестанет стараться контролировать своё стремление укусить в такой сложной стрессовой ситуации. Она станет кусать сразу, как в обычной атаке, и придётся надолго прекратить заниматься с ней защитной службой, а потом максимально аккуратно начать всё сначала. Но это уже исправление допущенных ошибок, которые лучше не допускать.
 
6. Предоставление собаке хватки непосредственно сразу (1-2 секунды) после успешного выполнения команды «Дай!» («Aus!»), для достижения быстрого отпуска. В итоге, собака, выждав максимум 2-3 секунды, самостоятельно пытается хватать фигуранта. Очень интересная проблема, которая коренится в догматическом, упрощённом понимании инструктором (фигурантом) условий формирования навыка, системы положительного подкрепления и отрицательного наталкивания (принуждения). Известно, что скорость выполнения требуемого действия напрямую зависит от скорости подкрепления. Именно поэтому некоторые фигуранты стремятся быстрее дать хватку собаке, быстро отпустившей рукав. Кажется, всё логично. Но это только на первый взгляд. Дело в том, что в данном случае имеет место путаница – что именно мы подкрепляем и как. Выполнение команды «Дай!» состоит из двух фаз! Первая – непосредственно разжатие челюстей, вторая – охрана фигуранта с готовность в любое мгновение атаковать. Для каждой фазы должно быть своё подкрепление.
 Для первой – положительные эмоции, возникающие при избегании отрица-тельного наталкивания на результат (принуждения) своевременным выпол-нением действия. Об этих закономерностях было сказано в этой статье ранее в главе «Отпуск рукава (далее)». Проще говоря, если собака плохо отпускает, то с этим надо работать методом подноса рукава (жгута) фигуранту с дальнейшим механическим принуждением собаки бросить рукав к ногам фигу-ранта, как об этом было рассказано в этой статье в главе «Отпуск рукава» в перечисленных там 10 пунктах.
 
 Для второй – положительные эмоции, связанные с реализацией желаемой хватки после охраны, длительность которой постепенно увеличивается во время тренировок.
Следует понимать, что в данном случае разным временем дачи хватки мы можем подкрепить разное – или сам отпуск рукава или охрану. Но кратковременное (на одну - две секунды) разжатие челюстей без охраны практически ничего не стоит и мало нас интересует в смысле выполнения нормативного задания.
 
* * *
 
Данная статья являет собой попытку сформулировать некоторые положения методики обучения собаки отпускать рукав по команде и охранять фигуранта в укрытии. Вероятно, в ней что-то может показаться не совсем понятным, что-то – нелогичным, что-то слишком сложным. Тем не менее, я старался всё изложить максимально понятно и просто, насколько позволяет столь живой и противоречивый предмет, как дрессировка, и с искренней надеждой в пользе для инструкторов, фигурантов и спортсменов-проводников. А также с надеждой на скорые успехи наших спортсменов на международной арене, которые уже слишком заставляют себя ждать…